Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams

Новости Ф-1
| 23 декабря 2013


Эта история о том, как Деймон Хилл потерял все и в то же время выиграл титул Чемпиона мира Формулы 1. О распаде взаимоотношений в команде, о трех людях, которых связала вместе трагедия и бросила в условия, к которым никто из них не был готов.

Эта история о том, как гонщик, не хватавший звезд с неба, в связи с гибелью своего напарника был вынужден принять на себя роль лидера сильнейшей команды Формулы 1 того времени. Но люди, которые стояли во главе команды, никогда не были до конца уверены в его силах, и даже когда он наконец-то поверил в себя, они уже приняли решение отпустить его. Эта история о Дэймоне Хилле, Фрэнке Уильямсе и Патрике Хэде – и, помимо основных фактов, ее раньше никто не слышал.

Никто не ожидал, что Хилл станет чемпионом мира Формулы 1, когда в 1991-м году его, будучи безработным 30-летним пилотом, взяла к себе команда Williams на роль тест-пилота. И даже его впечатляющий темп на тестах, который убедил команду дать ему место боевого пилота в 1993, не подавал надежды на грандиозный успех в будущем.

Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


«Я был гонщиком номер два», - рассказывает Хилл, - «И я понимал это. Фрэнк открыто мне сказал – ты хороший тест пилот, и мы думаем, что ты принесешь нам хорошие, стабильные результаты, но мы платим Алену Просту большие деньги».

Хилл, по его словам, периодически наступал на пятки Алену Просту в 1993 году, но уход француза из Формулы 1 только подчеркнул статус Деймона в команде. Ведь на его место пришла новая звезда – Айртон Сенна, который вез британцу как минимум полсекунды на круге. Но вскоре мир перевернулся для команды Williams, когда Сенна погиб на Гран При Сан-Марино 1994 года, и взаимоотношения Хилла с командой значительно изменились.

«Деймон сыграл важную роль в команде в тот момент, помогая нам всем держаться вместе. Он замечательный человек», - говорит совладелец команды Патрик Хэд.

«Он приехал на завод в субботу после гонки в Имоле и провел с нами множество часов, участвуя в процессе анализа аварии. Мы провели буквально восемь часов, раз за разом просматривая различные видеозаписи и данные по телеметрии. При этом он проявил невероятную выдержку, ведь ему еще придется садиться за руль этой машины».

Эти данные, по словам Хилла, убедили его в том, что Сенна совершил ошибку. Управляя более тяжело-заправленным болидом, Сенна старался удержаться впереди Benetton Михаэля Шумахера. Болид шел очень низко, потому что давление в шинах не успело подняться после ухода с трассы машины безопасности, и Сенна выбрал более жесткую траекторию в Тамбурелло, которую Хилл старался избегать из-за двух кочек, которые сильно влияли на управляемость.

Бразилец попал на первую кочку, и его болид потерял прижимную силу, но Сенна смог поймать его в скольжении. Затем он налетел на вторую кочку и на этот раз, как считал Хилл, его сбросило с траектории настолько сильно, что он не смог вернуться обратно на трассу.


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


Именно эту теорию высказала команда Williams на слушании о смерти Сенны перед итальянским судом, отрицая предположение о том, что причиной аварии стала поломка рулевой колонки на его Williams.

«Я должен был для себя, для своего собственного удовлетворения, если хотите, понять, что там случилось», - сказал Хилл, - «Теперь вы можете сказать, что я выбрал именно такое объяснение, потому что с ним мне было легче вернуться за руль, но я всерьез думаю, что Айртон, будучи очень азартным гонщиком, своими действиями на трассе регулярно подвергал себя риску, и по-другому он просто не мог».

Хилл утверждает, что он даже не думал о том, чтобы уйти из гонок. «Попадая в такую ситуацию, ты просто думаешь – если ты теперь отступишься, это значит, что ты никогда до конца не понимал риска. Я считал, что я понимал риск, и я всегда осознавал, насколько это опасно. Я знал многих гонщиков, которые погибли. Мой отец был из их числа. Поэтому у меня не было никаких иллюзий относительно смертельной опасности этого спорта. И я решил продолжать».

Однако сказать проще, чем сделать. По словам Хэда, команда была как на автопилоте на следующем этапе в Монако, где Хилл, все еще пребывающий в шоке, сошел с дистанции в первом же повороте, столкнувшись с McLaren Мики Хаккинена.

Две недели спустя, в Испании он уже праздновал победу после того, как лидировавший в гонке Шумахер застрял на пятой передаче. «Это был важный момент», - сказал Хилл, - «Я знал, что я смогу победить, но что-то должно было меня подтолкнуть. В этом спорте практически все вранье. В конечном счете, люди смотрят только на конечный результат. Ты заработал результат, значит, теперь ты сможешь на него опираться».

«Эта победа позволила команде вновь обрести уверенность в себе, и была для нас очень приятным моментом», говорит Уильямс.


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


«Каждому человеку необходима вера в то, что хорошее рано или поздно случится, чтобы двигаться дальше», - говорит Хилл, - «Наши чувства к Айртону стали нашей главной мотивацией в чемпионате. И я чувствовал, что из-за того, что случилось с Айртоном, я должен был сделать все, что мог, чтобы выиграть чемпионат».

Но шансы на победу в чемпионате у Хилла были весьма призрачные: столь велик был отрыв Шумахера. И тут Benetton начал втягивать себя в один скандал за другим, что в конечном счете привело к тому, что Шумахер не смог показать результат в четырех гонках. Хилл выиграл их все, и в Японии, в предпоследней гонке чемпионата у него в руках были все карты.

В Сузуке Хилл продемонстрировал пилотаж, который вышел в историю Формулы 1, как один из самых выдающихся моментов – под проливным дождем, на одной из самых сложных трасс Формулы 1. «Деймон буквально переиграл Михаэля под дождем, что удавалось сделать совсем немногим пилотам», - рассказывает Патрик Хэд.

Хилл продолжает: «Предыдущая гонка (в Хересе) была просто кошмарной. Причиной этому стали неполадки с заправочной машиной, и я должен был обратить на это внимание команды. Я сильно отставал от Шумахера, потому что моя машина была слишком сильно заправлена. Но команда не заметила этого. Поэтому я провел собственное расследование, чтобы убедиться в этом. Так что после этой гонки возникло некоторое напряжение между мной, Патриком и Фрэнком».

«Я должен был быть лидером команды, но по какой-то причине я не видел, чтобы Фрэнк считал так же».

«На тот момент, Фрэнк и Патрик не особо ценили меня, как их ведущего пилота. Поэтому они и попросили Найджела вернуться. У меня было ощущение, что они постоянно ищут другого пилота. Это сильно деморализовало меня. Я думал, что у меня есть какой-то очевидный недостаток, который заставляет их сомневаться во мне. И я постоянно ставил себя под сомнение, и это было видно со стороны. Я не могу их за это винить. Ведь я не был человеком, который садится в машину со стопроцентной уверенностью в себе и излучает эту энергию на других. Как, например, Михаэль Шумахер. Поэтому я не думаю, что в этой ситуации это бы помогло. Я был замкнут в себе и погружен в мысли. И, в конце концов, в Сузуке Патрик заговорил со мной об этом».

«Меня очень напрягала эта ситуация, и я находился в не лучшем расположении духа, потому что они буквально боготворили Найджела, а я думал: «Он же не может выиграть титул! Хорошо, он выиграл титул в прошлом, но сейчас он не может, а я могу. Почему они делают из его возвращения такое большое дело?» И, в конце концов, я просто решил: «Я не понимаю этого, и мне все равно. Я буду просто ездить». И это помогло мне избавиться от навязчивых мыслей».


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


«Я восхищался этими людьми на протяжении долгого времени. Я очень хотел произвести на них впечатление, но я пришел к выводу, что этого никогда не произойдет. Мне оставалось только доставлять удовольствие себе, сконцентрироваться на собственных выступлениях и продолжать гоняться. Поэтому я изменил свое отношение и начал просто делать свое дело, стараясь извлечь максимум из имеющихся возможностей».

«Что-то придало мне сил, и я давно этого ждал, но нужны были подходящие условия. Я никогда до этого не выступал на таком уровне, как тогда в Сузуке и, возможно, никогда после».

Хэд говорит, что он не помнит того разговора, но признает: «Деймон очень честный человек, и его прямота во многом связана с его стремлением к самокритике».

«Я никогда не пытался завести его», - продолжает Хэд, - «Но, видимо, я все же это сделал. И все же я восхищен его выступлением в тот день. Я не знаю, стали ли мои действия причиной того, что он смог открыть для себя эту дверь или же я просто действовал ему на нервы, но он отреагировал очень хорошо».

Победа в Сузуке позволила Хиллу приблизиться к Шумахеру на дистанцию одного очка в чемпионате, судьба которого решалась в Аделаиде. Но напряжение в Williams не прекращалось.

«Конечно, после каждой победы пилот становится невыносимым на следующие 24 часа», - говорит Хилл, - «И в тот момент я был уверен, что у меня природный талант от бога. Я прожил несколько дней у Барри Шина, затем мы отправились из Мельбурна в Аделаиду, и Барри все приговаривал: «Знаешь, Фрэнк должен платить тебе гораздо больше». А я отвечал: «Ты прав, Барри. Что по-твоему мне стоит сделать?» «Ну, скажи ему что-нибудь. Ты должен постоять за себя».

«Сойдя с самолета, я встретил Мюррея Уокера, и сказал ему: «Они мне слишком мало платят». Он хотел узнать мои мысли по поводу финала чемпионата мира, а зазнавшийся юнец заявил, что ему недоплачивают! Отличный способ дискредитировать себя окончательно. Позже я пришел в гараж нашей команды, где я встретил только мрачные лица. И я помню, как сказал Патрику: «Легче всего мы причиняем боль тем, кого мы любим. Прости меня, Патрик».

«Мне неприятно даже вспоминать об этом, но в то время у меня не было никаких навыков в этих делах».


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


В Аделаиде Хилл вновь продемонстрировал впечатляющий пилотаж, прессинговал Шумахера и вынудил его ошибиться. Возвращаясь на трассу, немец столкнулся с болидом Хилла, и для обоих пилотов гонка была окончена. Чемпионом стал Шумахер.

Несмотря на то, что Хил и Williams потерпели поражение, следующий сезон обещал быть более удачным. Вместо этого, как вспоминает Хилл, «Шумахер нарезал вокруг нас круги». Хэд признает, что команда зачастую проигрывала Benetton стратегически, и напряжение в команде возросло еще сильнее из-за того, что руководство отказывалось применять командную тактику к Дэвиду Култхарду, чтобы он помогал Хиллу.

«Все было как в тумане», - сказал Хилл, который одержал четыре победы в своем самом унизительном сезоне, - «Когда я проигрывал, я проигрывал и морально. Это сильно задевало меня за живое. После стресса сезона 1994, я так и не смог до конца собраться».

«Из Человека года я превратился в посмешище. Это была катастрофа. У меня уже был контракт на 1996 год, но я думаю, именно тогда Фрэнк и Патрик решили: «В будущем нам будет нужен кто-то другой, потому что этот парень скачет вверх-вниз как йо-йо». Если бы они сразу мне сказали: «Деймон, все кончено», я думаю, что я бы с ними согласился».

Но они этого не сказали. По крайней мере, еще не сказали. Шли слухи, что Williams, разочарованные выступлениями Хилла, уже подписали контракт с Хайнцом-Харальдом Френтценом на 1997 год, но это были всего лишь слухи, и Хилл хотел оставить все это в прошлом.

После гонки в Сузуке, которая прошла для него настолько плохо, что он не знал, плакать ему или смеяться от того, насколько все стало плохо, ему все же удалось выиграть в последней гонке сезона 1995, которая проходила в Аделаиде. Он решил использовать этот успех, как фундамент для подготовки к следующему сезону, и наконец-то справиться с ношей лидера команды и главной надежды своей нации.


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


Во время своего первого посещения межсезонных тестов, Хилл сразу же произвел впечатление на Хэда и Уильямса. «Мы восхищались работой, которую он провел над собой во время зимних каникул», - вспоминает Хэд, - «Я думаю, он понимал, что был в не лучшей форме в 1995-м, и он нашел себе нового тренера и начал работать над собой с невероятным упорством. Поэтому он начинал сезон-96 с мыслью «теперь Михаэль не может быть в лучшей форме, чем я».

«Он был уверен, что сможет победить Михаэля, и он смог это сделать. Мы не наблюдали того непостоянства в 1996 году, которое он демонстрировал в 95-м. Но это была заслуга моральной подготовки, а не вопрос пилотских качеств».

Хилл рассказывает: «Я знал, что сезон-96 был моим последним шансом. Мое понимание спорта заключалось в следующем: если ты побеждаешь, то ты будешь востребован, и они захотят продлить с тобой контракт (на 1997 год). Если ты не победишь, то они расстанутся с тобой, поэтому я был уверен, что если я выиграю титул, то они оставят меня в команде. Поэтому я был совсем не готов к тому, что я выиграю, но буду уволен».

Сезон начался удачно. Болид Williams-Renault FW18 был одним из лучших в истории команды. Чего нельзя сказать о Ferrari Шумахера. Несмотря на несколько шероховатостей, Хилл без особого труда одержал победу над своим напарником Жаком Вильневом. Вопрос титула казался формальностью.

Однако за кулисами все было совсем иначе - и здесь автор вступает в историю.

Я работал в журнале Autosport, и в середине июля, наш источник сообщил нам, что Уильямс уже решил не оставлять Хилла в команде на следующий год и что контракт с Френтценом уже подписан. Это звучало невероятно, но источник был проверенный, поэтому мы были обязаны опубликовать эту историю.


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


Она попала на обложку журнала в четверг перед Гран При Германии, и, естественно, подняла в паддоке шумиху. Приехав на гонку, я решил, что лучше будет позволить Хиллу выполнить свою работу, и только в конце дня объяснить ему, почему мы опубликовали эту новость. Но когда, в конце концов, я зашел в боксы Williams, он был совсем не рад видеть меня. «Убирайся, Эндрю», - сказал он, - «Ты выставил себя полным дураком».

После этого мы не разговаривали на протяжении нескольких недель, но к 1997-му году мы вновь были в хороших отношениях и сохранили их до сих пор. Но только теперь, 12 лет спустя, мы впервые поговорили о том, что тогда произошло.

«Я убил гонца, принесшего дурную весть, не так ли?», - смеется теперь Хилл, - «Я прошу прощения. Ты лидируешь в чемпионате и ожидаешь увидеть на обложке журнала Autosport что-то вроде «Сможет ли Деймон победить?», а вместо этого видишь заявление о том, что ты уволен. Я подумал: «Это не может быть правдой» и моя реакция была: «Зачем им так поступать со мной, когда я могу выиграть чемпионский титул? И я знаю, что вы продадите больше копий вашего журнала, если я это сделаю». Я не мог этого понять».

Ты считал, что пресса должна поддерживать тебя?

«Я наивно так думал».

Williams официально подтвердили эту информацию только через месяц, между Гран При Бельгии и Италии.

«Фрэнк позвонил мне домой и сказал: «Я должен действовать в интересах команды», и я поумал: «С этим я поспорить не могу».

Ты был спокоен по этому поводу?

«Да, что тут можно было поделать?»


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


Ты лидировал в чемпионате и был зол на прессу за то, что они написали об этом и не поддерживали тебя.

«Я думал, что это неправда. Я думал, что это были только слухи. Но затем Фрэнк сказал мне - да, это правда, ты не будешь выступать в моей команде в следующем году, и для меня это было примерно то же самое, как если бы водитель автобуса сказал, что я должен сойти на этой остановке».

Но со стороны могло показаться, что часть той злобы и разочарования могла быть направлена в адрес Фрэнка.

«Я пережил это. Я знал, что у меня есть шанс выиграть титул. И если бы я больше не садился за руль гоночного болида, я бы ушел Чемпионом мира. И это было самое главное. Это было у меня в голове в 1996-м - если я не буду больше выступать в гонках, то это даже к лучшему. Мне это уже и так порядком надоело, если честно».

Хилл говорит, что он смирился с тем, что все упиралось в его выступление в 95-м, а не 96-м. А тот источник позже сообщил мне, что будущее Хилла было определено еще в конце 1995 года. Проводя исследование для написания этой статьи, я получил точно такую же информацию из другого проверенного источника. К сожалению, Френтцен ничего по этому вопросу вспомнить не смог.

Но Хэд продолжает настаивать, что контракт с Френтценом был заключен только в середине 1996 года, а Уильямс ему вторит. Хэд даже не поленился этот самый контракт во время нашего интервью, однако так и не показал мне дату его заключения.

Уильямс и Хэд рассказывают, что менеджер Хилла, Майкл Брин начали переговоры по поводу продления его контракта на 97 год, но они прошли не слишком удачно. Хэд назвал их "полным отсутствием понимания". Уильямс говорит, что Хилл, как и Мэнселл до этого, помешался на деньгах.


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


По большому счету, не так уж и важно, когда именно был подписан контракт с Френтценом, но это многое говорит о том, так команда относилась к Хиллу. Была ли главной причиной их разрыва чрезмерно большая зарплата, которую запросил для Хилла Брин, или же неприятное впечатление, которое осталось у команды после сезона 1995, все сводится только к одному - недостатку веры команды в способность Хилла показывать стабильно высокие результаты.

Я спросил Уильямса, справедливо ли утверждать, что вы с Патриком Хэдом никогда не рассматривали Хилла как пилота высокого уровня?

«Ну... Мы применяли такой подход. Мы не считали его Простом или Мэнселлом в 93-м и 94-м годах, но когда он стал нашим первым пилотом после смерти Айртона, он получил все наше внимание», - ответил Уильямс.

Но это не изменило того, как вы оценивали его пилотские качества.

«Он был лучшим из того, что было доступно на тот момент. Но, наверное, нельзя сказать, что он был так же хорош, как Найджел».

Хилл признает, что победа в чемпионате имела неприятный привкус. Вылезая из болида, он понимал, что это был последний раз, когда он выступал за Williams. Но, несмотря на это, эта троица сохранила взаимоуважение друг к другу.

«Я хочу уточнить: Я очень хорошо отношусь к Патрику и Фрэнку, и время, проведенное в Williams, было одним из лучших периодов моей жизни», - говорит Хилл, - «Мне было очень приятно быть частью этой команды, и я определенно не испытывал ничего подобного в других командах».


Деймон Хилл - взлеты и падения в Williams


«В определенные моменты», - говорит Уильямс, - «Деймон был в отличной форме, был пилотом мирового уровня. Он брал инициативу в свои руки и не отпускал ее. Сейчас он взял на себя роль президента клуба британских автогонщиков (BRDC), и он очень хорошо с ней справляется. Он очень приятный человек, настоящий джентльмен. Очень тихий. Хотя, в данном случае, уместно будет сказать, что в тихом омуте черти водятся».

Хэд также выразил свое восхищение Хиллом, как человеком, и добавил, что он является одним из самых приятных людей из всех, с кем ему приходилось общаться. Он также не согласился с тем, что Хилл смог стать чемпионом только из-за того, что у него была лучшая машина.

«Чем больше ты знаешь, тем больше ты понимаешь, чего ты не знаешь», - сказал Хэд, - «Только люди без особых знаний могут думать: «О-о-о, Михаэль был на три десятых секунды быстрее Деймона, вот и все». Нет, когда Деймон был быстр, он был очень быстр. В свои лучшие моменты он был на высочайшем уровне. Но эти моменты наступали недостаточно часто».

«Я признаю, что, как у пилота, у меня были взлеты и падения», - говорит Хилл, - «Но вне нервозного мира Формулы 1, я был очень спокойным, и я считал это спокойствие недостатком. Я считал необходимым ставить в себя экстремальные условия и доказывать себе, что я способен на это».

«Я вдохновлялся опытом моего отца – если у кого-то лучший природный навык, то это не значит, что его нельзя победить. Это не значит, что ты не сможешь добиться своей цели, нужно только больше стараться».

«Теперь я понимаю, насколько глубоко меня затронула смерть моего отца. Мне было 15 лет, и моим ответом на это была борьба. Я не знал, как я должен представлять себя другим, кроме как словами – дайте мне машину и я покажу, на что я способен».

«Будучи за рулем болида, я считаю, что в определенные моменты я был столь же быстр, как Михаэль Шумахер. Это мое личное мнение, и этот факт приносит мне удовлетворение. Вы можете думать по-своему, но я знаю себя, и я знаю, на что я способен. И с моей точки зрения, я смог это доказать как минимум себе. И этого достаточно».

Автор: Эндрю Бенсон



На главную | Версия для печати
Арсений Фомин


  Вас также может заинтересовать:
  Лэнс Стролл: Я старался держаться подальше от неприятностей
  Стоффель Вандорн наказан за столкновение с Фелипе Массой
  Фелипе Масса настаивает на том, что он не блокировал Феттеля
  Карлос Сайнс наказан за столкновение с Лэнсом Строллом
  Ушел из жизни чемпион мира Формулы 1 Джон Сёртис
  Williams опубликовали первые фотографии FW40
  BBC: Фелипе Масса заменит Валттери Боттаса в Williams

До Гран При Австрии осталось:
Обратный отсчет
Расписание
Австрия Гран При Австрии
Четверг
Практика 1 11:00
Практика 2 15:00
Суббота
Практика 3 12:00
Квалификация 15:00
Воскресенье
Стартовая решетка
Гонка 15:00
*По московскому времени
Личный зачет
1 Себастьян Феттель 153
2 Льюис Хэмильтон 139
3 Валттери Боттас 111
4 Даниэль Риккардо 92
5 Кими Райкконен 73
подробнее... 
Кубок конструкторов
1 Mercedes 250
2 Ferrari 226
3 Red Bull 137
4 Force India 79
5 Williams 37
подробнее... 
Новости по командам
Mercedes Red Bull Ferrari
Force India Williams McLaren
Toro Rosso Haas Sauber
Renault


Яндекс цитирования

© F1-Times.RU - Новости Формулы 1, 2004-2017.
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения авторов и с активной гиперссылкой на источник.
Новости Статьи Сезон 2017 История Интерактив Мультимедиа Авторы
Новости Формулы 1
Поиск в новостях
Обзоры
Интервью
Аналитика
История
Биографии
Календарь
Личный зачет
Кубок конструкторов
Команды и пилоты
Презентации
Тесты
Регламент
Что такое Формула 1
Сезон 2016
Все чемпионы
Все чемпионаты
Виталий Петров
Журнал "Формула"
Архив
Смотреть Формулу 1 онлайн
Формула-1 в Твиттере
Мы в Контакте
Полезные ссылки
Видео
Фотографии
Обои
Редакция
Наши баннеры
События на сайте